Новости

Как без роддома-то?

Златоуст остался без роддома из-за ковида

В уральском городе Златоуст, где живет столько же людей, сколько в трех районах Москвы — Тверском, Замоскворечье и Якиманке — осталась лишь одна койка для экстренных родов. Межрайонный перинатальный центр передан под ковидный госпиталь. Какие риски это несет матерям и младенцам?

Златоустовский перинатальный центр был открыт в 2007 году, когда сама идея таких центров была в тренде. Программа их строительства сначала в 17, а потом и сразу в 32 регионах России оформлялась в середине 2000-х годов под патронажем президента Владимира Путина.

Все эти годы он поручал строить — и посещал — перинатальные центры в разных городах. Демографически неблагополучный, но стратегически важный Урал был среди пионеров: в 2006 году во время визита в Курган президент объявил о решении строить там перинатальный центр, а в 2012 посетил уже готовый центр самого высокого, третьего уровня.

Но переломить естественную убыль населения не удалось ни на федеральном уровне, ни в в Челябинской области. По данным Челябинскстата, в 2018 году в смертность в регионе превысила рождаемость на 21,9% в 2019 году — на 32%. За первые девять месяцев 2020 смертность на фоне эпидемии коронавируса и вовсе превышает рождаемость почти в полтора раза.

Перепрофилирование перинатального центра шокировало жителей Златоуста и горнозаводской зоны к западу от него. Один из старейших промышленных, металлургических и оборонных кластеров России ответил стихийными митингами, бурей в социальных сетях, письмами в администрацию президента, генпрокуратуру, челябинский минздрав и на Первый канал, а такжепетицией на Change.org, собравшей более 55 тысяч подписей.

Перинатальный центр Златоуста — не единственный в России случай передачи роддома под ковидарий. Ранее на лечение коронавирусных больных отдали, в частности, роддома в Пятигорске и Новосибирске. Эти случаи также вызывали резкое недовольство местных жителей.

Всего перинатальные центры в России делятся на три уровня.

Первый — фельдшерско-акушерские пункты в поселках и некоторых деревнях, акушерские стационары без круглосуточного пребывания акушера-гинеколога.

Второй уровень — роддома или межрайонные перинатальные центры с отделением реанимации и интенсивной терапии для матерей и младенцев, а также с палатой (отделением) патологии беременных.

Третий уровень — областные и федеральные перинатальные центры, где помимо прочего есть отделение для продвинутых этапов выхаживания недоношенных детей.

Златоустовский перинатальный центр принадлежал ко второму уровню и обслуживал женщин из так называемой горнозаводской зоны Челябинской области. Она включает четыре района, а также три города, еще с 1950-х годов имеющих большое значение для российской оборонной отрасли: Златоуст, Усть-Катав и Трехгорный.

Совокупному населению горнозаводской зоны (свыше 417 тысяч человек) и предназначались 100 с лишним материнских и детских коек Златоустовского перинатального центра.

«Мы выстрадали этот роддом», — заявила многодетная мать и активная защитница перинатального центра, автор петиции Анастасия.

В начале 2000-х Анастасия работала журналистом газеты «Златоустовский рабочий» и постоянно писала о проблемной стройке: перинатальный центр государство строило на фундаменте, заложенном Южно-Уральской железной дорогой для ведомственной больницы.

«В редакции мы шутили, что последний свой репортаж я буду вести с родильного стола, но в итоге я родила в 2006 году — раньше, чем был сдан многострадальный центр», — сообщила Анастасия Черногорлова Би-би-си.

Ей все же довелось родить ребенка и в новом перинатальном центре — уже в 2016 году — и сравнить его комфорт с условиями старого роддома.

«До открытия перинатального центра многие семьи теряли детей, потому что не было тех функций, что появились в центре, — сказал один из жителей Златоуста, пожелавший сохранить анонимность. — Эти люди помнят, какая это боль — потерять ребенка. Я сам потерял, но не хочу говорить об этом и не хочу называть свое имя».

9 октября златоустовцы узнали о том, что их долгожданный перинатальный центр будет перепрофилирован под ковидный госпиталь.

Многодетная мать и жительница Златоуста Екатерина Сизикова была в перинатальном центре вечером 9 октября — именно тогда впервые стало известно, что рожать беременные будут отнюдь не там, где планировали.

«Дата моих родов была определена как 22-24 октября, но врач рекомендовал лечь заранее, потому что четвертые роды ожидались стремительные, — сообщила Екатерина Сизикова.

— На моей медкарте была красная пометка, что я вхожу в группу риска. Направление было на 9 октября. Нам с мужем пришлось еще подождать в приемном покое, пока шло какое-то совещание, а потом медик вышла и объявила, что роддом закрывается и будет передан под ковидный госпиталь».

У стен роддома собрался стихийный митинг беременных и их родственников. Перед собравшимися выступил бывший региональный министр здравоохранения, главврач горбольницы Сергей Приколотин.

Стало известно, что беременных будут отправлять в роддом Миасса (второй уровень маршрутизации), а особо сложные случаи — в Челябинский областной перинатальный центр (третий уровень). Для так называемых стремительных родов осталась экстренная койка в круглосуточном стационаре златоустовской больницы номер 2.

В полдень 10 октября в группе «ЧП Златоуст» социальной сети «ВКонтакте» появилась информация о новом митинге у стен роддома. Позже сообщение исчезло из ленты паблика, но уцелело в репостах.

Сизикова пришла на митинг, где собрались несколько десятков человек. «На митинге одна медик говорила, что если бы власти предоставили средства, медики бы своими руками сделали ремонт в старом роддоме у машзавода и работали там».

Как раз там, в роддоме у машиностроительного завода «Златмаш», который поддерживает реноме Златоуста как города оружейников, Сизикова рожала первых двух детей. В войну на этом заводе делали пулеметы «Максим», в 2000-х — модифицировали для ВМФ ракету «Синева». С 1990-х на «Златмаше» начали делать оборудование как раз для родильных отделений и реанимаций. Но вот ездить рожать местные женщины будут теперь за десятки километров.

«Выписка была организована без экстренности, кого надо — задерживали: мы своих не бросаем», — сообщила акушер-гинеколог Юлия Агалакова, принявшая решение работать в здании бывшего роддома с больными Covid-19.

В конце октября представители пяти политических партий — «Справедливой России», «Коммунистов России», КПРФ, «Яблока» и «За правду» — подали заявку на митинг в защиту перинатального центра. Он должен был состояться 8 ноября, но администрация города заявку не согласовала.

«Во-первых, не соблюдены сроки подачи заявки, во-вторых, провести митинг не позволяет эпидемиологическая обстановка», — заявил советник по коммуникациям мэра Златоуста Алексей Коновалов.

В начале ноября активисты снова подали заявку. «На следующий день позвонил заместитель губернатора по внутренней политике [челябинского правительства Анатолий] Векшин и предложил вместо митинга провести [круглый стол] в формате видеоконференции», — рассказал  справоросс Илья Михайлов. Заявители митинга согласились и возлагали большие надежды на диалог, который, как им обещали, состоится в промежутке с 16 до 20 ноября. Эти даты подтвердили в пресс-службе правительства области.

Но в итоге «круглый стол» так и не состоялся. «Никто из правительства с нами не связывался», — сказал Михайлов.

Вопросы между тем никуда не исчезли.

Первый сформулировал один из комментаторов в соцсети «ВКонтакте» Дмитрий Фатеев: «А что не так с пустыми корпусами на вокзале? Разве их нельзя использовать?»

Речь идет о шести законсервированных корпусах бывшей железнодорожной больницы, расположенных прямо рядом с перинатальным центром в Златоусте. В 2018 году стационар прекратил работу, и между Южно-Уральской железной дорогой и правительством Челябинской области начались переговоры о судьбе шести зданий общей площадью около 6750 квадратных метров, расположенных на 2,2 гектарах. ЮУЖД хотела передать объекты государству, но небезвозмездно.

Факт переговоров подтвердили в пресс-службе ЮУЖД, уточнив, что они шли с 2018 по 2019 год. «Это была долгая история и долгая переписка, — сообщил представитель ЮУЖД в беседе — Там была не одна сложность, а несколько. Мы предлагали то один вариант, то другой. Но в итоге в один момент они это резко оборвали».

В ноябре 2019 года руководство Южно-Уральской железной дороги получило из министерства здравоохранения Челябинской области письмо, прекращающее переговоры. «Министерством здравоохранения Челябинской области было принято решение о нецелесообразности приема данных объектов в государственную собственность», — уточнили в пресс-службе ЮУЖД.

Пресс-служба правительства Челябинской области на вопрос о том, что помешало органам власти Челябинской области достичь договоренности с ЮУЖД и принять больничные корпуса на баланс государства, ответила следующее: «Министерство здравоохранения не обладает информацией ни о факте, ни об итогах переговоров об отчуждении корпусов больницы в госсобственность». Пресс-служба регионального минздрава была недоступна для дальнейших уточнений.

За месяц до прекращения оборванных и уже забытых челябинским правительством переговоров с ЮУЖД — в октябре 2019 года — министром здравоохранения области был назначен Юрий Семенов.

В октябре 2020 года широкий резонанс вызвало его письмо руководителям региональных служб скорой помощи. В перечне состояний, не заслуживающих приезда скорой, были названы обморок, состояние после него, а также нарушение дыхания из-за «бронхита, пневмонии». Такие вызовы предлагалось передавать в поликлиники по месту жительства.

На днях прокуратура Челябинской области вынесла министру представление о несоответствии информационного письма приказу минздрава России о порядке оказания скорой помощи.

В том же ноябре 2019 года, в котором переговоры челябинского правительства и ЮУЖД прекратились, мэром Златоуста стал подполковник милиции в отставке Максим Пекарский.

После острой реакции общества на передачу роддома под ковидарий Пекарский опубликовал в соцсети «ВКонтакте» пост, где среди прочего называл необходимым рассмотреть возможность использования в качестве ковидария зданий бывшей больницы железнодорожников.

«Будем совместно прорабатывать этот вопрос и дальше вести диалог с руководством региона», — заявил в своем посте мэр.

Но пресс-служба Южно-Уральской железной дороги сообщила, что администрация Челябинской области к ним на это счет так и не обратилась. ЮУЖД по-прежнему технически обслуживает и отапливает законсервированные корпуса.

На вопрос о дальнейшей судьбе железнодорожного стационара правительство Челябинской области ответило, что «на данный момент есть понимание, что корпуса не могут принимать пациентов по ряду причин».

Среди них пресс-служба правительства перечислила необходимость капитального ремонта зданий, отсутствие в них необходимого для лечения и госпитализации пациентов оборудования, в том числе кислородной разводки и отсутствие у РЖД медицинских кадров, которые могли бы там работать.

Власти отмечают, что использовать больничные здания можно было бы только в случае, если бы они были приняты на баланс государства и заблаговременно приготовлены к эксплуатации.

«Сейчас пришлось бы все делать заново. Перепрофилировать уже готовое — гораздо быстрей», — пояснил в беседе один сотрудник станции скорой медицинской помощи в Златоусте, пожелавший остаться анонимным.

В правительстве подчеркнули, что передача родильного дома Златоуста под ковид-базу — временная мера. Власти пояснили, что выбор пал на роддом в том числе потому, что там есть кислородная разводка, отсутствие которой стало одним из препятствий для перепрофилирования под ковидарий железнодорожной больницы.

«Кроме того, помещения медучреждения позволяют свободно разделить «красные» (заражённые) и «зелёные» (чистые) зоны, провести разграничение въездов и выездов, а также потоков пациентов с различными диагнозами, чтобы не допустить очагов заболевания», — поясняют в правительстве.

Всего в помещениях роддома размещено более 100 дополнительных мест для пациентов с пневмонией и Covid-19.

Сотрудник златоустовской скорой помощи в разговоре выразил озабоченность тем, как будет осуществляться на практике намеченная маршрутизация беременных в Миасс и Златоуст.

«Вся местность горная, Златоуст весь в горах [стоит], и затруднения в перевозке, конечно, будут. В Златоуст мы привозили из ближайших поселков, а в Челябинск везли только тех, у кого осложненная беременность».

Раньше в Миассе рожали лишь те жительницы Златоуста, кто выбрал рожать у конкретного, уже знакомого врача; заранее выбрать роддом позволяет так называемый родовой сертификат, который выдается женщинам на 28-30-й неделе беременности.

Но в случае так называемых стремительных родов женщине может понадобиться койка здесь и сейчас. Такая койка — их называют ургентными — в Златоусте осталась всего одна, в круглосуточном стационаре горбольницы номер 2.

Пресс-секретарь министра здравоохранения Челябинской области Марина Сергеева на вопрос о планах на случай, если в городе с населением в почти 164 тысячи человек стремительные роды начнутся сразу у двух женщин, ответила отсылкой к позитивному личному опыту. Она заверила, что такую ситуацию удастся предотвратить на этапе наблюдения в женской консультации.

«Как наши беременные сейчас будут добираться до Миасса, Челябинска? — задается вопросом и акушер-гинеколог Златоустовского перинатального центра, а теперь врач открытого в его стенах ковидария Юлия Агалакова. — Трассы обледенелые…»

Дорога от Златоуста до Миасса, где есть перинатальный центр второго уровня маршрутизации, — это 49 километров по трассе М5, на которую из Златоуста еще надо выехать, и от которой до Миасса еще надо добраться.

М5 на этом участке — дорога третьей категории: две полосы без разделительной, а возвышенности и впадины чередуются.

«Дорожные условия отвратительные, потому что когда метеоусловия плохие, горы превращаются в лед», — сообщила  депутат Челябинского законодательного собрания, член партии «Справедливая Россия» и многодетная мать Ольга Мухометьярова.

По ее словам, знает она это на личном опыте: однажды из-за гололеда ее машина вылетела на встречную полосу и чуть не попала под грузовик. В другой раз они с мужем увидели скатившийся в кювет автобус, им пришлось самим перевязывать раны пострадавшим. «Как только выехал на трассу из Златоуста в Миасс, связь пропадает, и ее нет почти до Миасса. Если что-то случится в пути, как найти помощь?» — задается вопросом она.

Первый заместитель министра здравоохранения Челябинской области Виктория Сахарова в ответе на обращение гражданской активистки Анастасии Черногорловой написала, что расстояние между Златоустом и городской больницей №2 Миасса — 31 км. «Девочки смеются: «Как они измеряли — линейкой по карте, напрямую по лесам, что ли?» — сказала на это Черногорлова.

В управлении дороги «Южный Урал» предположили, что скорые с роженицами будут ездить из Златоуста в Миасс не по М5, а по межгородской, более короткой дороге.

«По межгородской ездить еще опаснее, — прокомментировала это предложение Мухометьярова. — Златоуст однажды загадали в передаче «Что? Где? Когда?» как самый дождливый город Европы: здесь облака цепляются за горы и проливаются дождем, а зимой — снега, метели. На М5 хотя бы включаются дорожные службы, работающие по федеральным контрактам, а на межгородской дороге? Она гористая, очень извилистая, и я не представляю скорую помощь с мигалкой на этой дороге. Водитель, везущий роженицу, невольно будет спешить, а там спешить нельзя».

По данным Челябинского центра по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды, над степным Челябинском в год выпадает 439 мм осадков, а вот над горным Златоустом и окрестностями — 704 мм.

«Москву называют сердцем России, а в Златоусте шутят, что здесь — мочевой пузырь России: в горах вечно осадки», — сказала Анастасия Черногорлова.

При этом если до Миасса из Златоуста чуть менее 50 километров по М5, то до Челябинска — 121 километр. «Ехать из Златоуста в Челябинск можно только по М5», — подтвердили Би-би-си в управлении дороги «Южный Урал». Отрезок пути между Миассом и Челябинском — дорога первой категории, четыре полосы с разделительной.

Горнозаводская зона Южного Урала — русский Озерный край: озеро и национальный парк Зюраткуль, горный хребет и национальный парк Таганай, река Ай в скалистых берегах. Но этот прекрасный ландшафт идеален для горных лыж, сплавов и пеших походов, а не для рутинных перевозок будущих матерей и едва рожденных младенцев.

«13 октября я поехала с направлением в Миасский перинатальный центр, — рассказала уроженка Златоуста Екатерина Сизикова. — Легла заранее — к моменту родов надо было быть уже в роддоме, потому что иначе непонятно — довезут, не довезут. Но пока я лежала там на сохранении восемь дней, иссякли силы. В палате было душно, она рассчитана на четверых, а нас было пять-шесть; очень много народа поступает. Но проветривали, обрабатывали, кварцевали, это все делалось как следует».

В четырехэтажном здании просторного перинатального центра Златоуста душ и туалет — при каждой палате, в гораздо меньшем трехэтажном миасском роддоме — «удобства на этаже».

«Я рожала в нашем [златоустовском] роддоме третьего ребенка, — говорит Сизикова. — Когда туда поступали девочки из горнозаводской зоны, из сел, простые, самые простые, наипростейшие люди, то для них и наш небольшой вообще-то город Златоуст, и наш новый перинатальный центр были — «о, цивилизация». Я рожала третьего ребенка в новом роддоме. Так охота было в новом роддоме родить».

В роддоме Миасса у Екатерины принимали четвертые роды. Они прошли успешно.

«Была вымотанная и уставшая, все-таки поступила очень заранее, лежишь и ничего не делаешь эти дни. Помучилась [в родах], — с улыбкой резюмировала Екатерина свой опыт в беседе. — Пока я лежала, несколько «заездов» беременных сменилось. Это конвейер: девочки приехали, родили, через пару дней ушли. Я родила 21 октября, выписалась 23-го».

У акушера-гинеколога Юлии Агалаковой, оставшейся в бывшем перинатальном центре спасать ковидных больных, тоже есть пожелания на будущее. «Моя мотивация: наш перинатальный центр откроется весной-летом 2021 года, и все будет хорошо. Если же акушерство не возобновится до осени 2021 года — значит, уеду туда, где есть акушерство. Не думаю, что город пострадает из-за отъезда одного акушера, да и в принципе нашим властям это инертно».

Агалакова работает в красной зоне, несколько бывших сотрудников перинатального центра — два врача-неонатолога — ездят на работу в миасский роддом, два детских реаниматолога сидят дома. Слаженный коллектив перинатального центра фактически распался.

Одна из врачей миасского роддома, пожелавшая остаться анонимной, сообщила о том, что для них значит закрытие златоустовского перинатального центра. «С наплывом женщин приходится справляться увеличением количества коек в палатах отделения патологии беременных и послеродовом отделении. Конечно, значительно выросла нагрузка на персонал, его ведь не прибавилось», — говорит она.

Теги

Статьи по теме

Посмотрите также

Close
Close